February 13th, 2014

"Сказание о Петре и Февронии", самая необычная версия знаменитого сюжета

За время пребывания в Великом Новгороде мы смогли попасть на удивительное мероприятие в Знаменском соборе.
В старинном храме разворачивается прекрасная история о сражении со злом, любви, верности и мудрости -
поэма-действо "Сказание о Петре и Февронии".

collage

Потрясающая акустика и интерьер со старинными фресками создают уникальную атмосферу.
Хоровое действо в сочетании с фрагментами древнерусского изобразительного искусства вызывают самые сильные положительные эмоции.

Collapse )
promo aksanova march 7, 2015 19:01 31
Buy for 40 tokens
Некоторые друзья размещают свои записи в наших промо-блоках, а другие и просто так отправляют жетоны нам с Ниязом kukmor. Мы их собираем, переводим на рубли или возмещаем своими деньгами, если используем на блог, и отправляем в фонд dendd - "День добрых дел":…

... история...

"... очень больно все это вспоминать.
Но помнить об этих ужасных временах мы просто обязаны.
И вы должны рассказать эту историю людям"

Ирена Сендлер
"Его забросили в Польшу в августе 1942-го, во время ликвидации гетто. Ему было дано задание - стать очевидцем геноцида евреев и потом передать собранные доказательства лидерам союзников.Подпольщики попросили Ирену показать Карскому гетто, зная, что она там прекрасно ориентируется, а потом переправили его в партизанский отряд под Львовом.
Там он своими глазами видел, как убивают евреев на транзитных станциях по пути в лагерь смерти Бельжец.
Он вернулся в Варшаву, где стоматолог удалил ему несколько зубов, чтобы получившиеся в результате опухоли сделали не таким заметным польский акцент, с которым он говорил по-немецки. Из Польши он перебрался в Берлин, а оттуда через Францию в Марсель. Бойцы французского Сопротивления тайно перевезли его через Пиренеи в Испанию.
Карский вез доказательства - у него с собой был ключ, в отверстии которого были спрятаны микрофильмы с тысячами документов. Через несколько недель он уже был в Лондоне.
Он рассказывал обо всем увиденном и умолял союзников начать бомбить железнодорожные линии, ведущие в лагеря.
Газетчики отказались печатать предоставленную им информацию, потому что никто не мог поверить, что такое может происходить в действительности.
Не поверили ему и Черчилль с Рузвельтом..."


Collapse )